Романов Борис Александрович

Главная » Летопись в лицах » Романов Борис Александрович

29 января (10 февраля) 1889 — 18 июля 1957

Доктор исторических наук, профессор

После возвращения в Ленинград из эвакуации в 1944 г. стал работать в Ленинградском отделении Института истории АН СССР. Особая страница в творческой биографии — воспитание пятерых ближайших учеников: Н.Е.Носова, Р.Ш.Ганелина, А.А.Фурсенко, Б.В.Ананьича и В.М.Панеяха. Первые трое защитили кандидатские диссертации при жизни своего учителя, остальные — вскоре после его кончины. Все они защитили затем и докторские диссертации. А.А.Фурсенко и Б.В.Ананьич были избраны в число академиков, а Р.Ш.Ганелин — в число членов-корреспондентов РАН.

(29.01(10.02).1889, С.-Петербург – 18.07.1957, Ленинград), д.и.н., профессор.

Борис Александрович Романов родился 29 января (10 февраля) 1889 г. в семье профессора Института инженеров путей сообщения Александра Дементьевича Романова и  Марии Васильевны (урожденной Шатовой), школьного врача. По окончании с золотой медалью классической гимназии Императорского Человеколюбивого общества он в 1906 г. поступил в Петербургский университет на историческое отделение историко-филологического факультета. Избрав специальностью историю России, занимался в семинариях С.Ф.Платонова (Московское государство XVI—XVII в.), А.С.Лаппо-Данилевского (история крестьян XI—XVII в.), А.Е.Преснякова (Киевская Русь), где вскоре стал одним из ближайших учеников Александра Евгеньевича Преснякова и считал себя им до конца жизни.

На втором курсе в результате работы в семинарии А.Е.Преснякова Б.А. подготовил доклад «Смердий конь и смерд (в летописи и Русской правде)», который по рекомендации А.Е.Преснякова опубликовал А.А.Шахматов в авторитетном академическом журнале «Известия Отделения русского языка и словесности». Уже в первом печатном труде Б.А. проглядывают некоторые принципы, ставшие впоследствии элементами его научного credo:  стремление к новаторству, интуиция, которая проверялась строгим источниковедческим исследованием, стройная логика аргументов, фантазия, позволявшая сопрягать и сопоставлять отдаленные источники, факты и явления, осторожность в выводах, кажущихся на первый взгляд окончательными, сочетающаяся со смелостью гипотез и предположений, психологический подход при характеристике людских побуждений, художественная образность. Итак Б.А. начинал свой путь в науке как специалист по истории древней Руси.

По окончании университета Б.А. был оставлен при нем для подготовки к научной деятельности (без стипендии), некоторое время работал учителем в женских гимназиях и Смольном институте. Это привело его к изменению в личной жизни и судьбе: едва его ученица Елена Павловна Дюкова в 1914 г. закончила учебу в гимназии, они поженились. Этот брак оказался прочным, хотя и бездетным.

После Октябрьской революции в 1918 г. Б.А. был приглашен на работу в Главархив (Центрархив), одновременно он некоторое время преподавал в Петроградском университете. В Центрархиве Б.А. в начале 1921 г. завершил работу по изучению и описанию фонда Канцелярии министра финансов, которым был С.Ю.Витте, а к концу этого года вышел в свет первый том «Воспоминаний» Витте, охвативший период с 1894 по 1905 г. Для Б.А. это издание определило в дальнейшем одну из магистральных тем исследований до самого конца жизни. Витте писал мемуары главным образом с целью оправдания своей политики как министра финансов, приведшей к русско-японской войне 1904—1905 гг. и завершившейся в 1905 г. Портсмутским мирным договором. Прочитав этот первый том, Б.А. сразу же убедился, что наложенные на «Воспоминания» документальные материалы коренным образом противоречат выстраиваемой Витте концепции.

В конце 1921 г. он принял решение серьезно заняться этой проблемой и уже в конце 1922 г. опубликовал в «Сборнике  статей по русской истории, посвященных С.Ф.Платонову», статью «Витте и концессия на р. Ялу (Документальный комментарий к “Воспоминаниям” С.Ю.Витте)». В 1923 г. была опубликована еще одна статья с подзаголовком «Документальный комментарий к “Воспоминаниям” гр. С.Ю.Витте» — «Витте накануне русско-японской войны». Наконец, в 1924 г. вышла из печати статья «Лихунчангский фонд», в подстрочной сноске к которой указывалось, что она «носит характер комментария к “Воспоминаниям” С.Ю.Витте».

Таким образом, источниковедческое исследование мемуаров Витте, предпринятое Б.А.Романовым, оказалось тем семенем, из которого проросли вначале побеги, а затем в 1928 г. целое дерево — монография «Россия в Маньчжурии», в которой всесторонне обосновывалась его концепция. Новаторство этой книги состояло в том, что впервые в русской историографии появилось исследование внешней политики, основанное на сложном сплаве сюжетов социально-политического и экономического характера. Б.А. мастерски нарисовал впечатляющий социально-психологический портрет Витте и охарактеризовал его политическую и экономическую программу, а также отчасти и его политическую биографию. Он последовательно, на обширном документальном материале, исследовал политику самодержавия  на пути к русско-японской войне, выявил позицию самого Витте и А.М.Безобразова и их роли в ее развязывании.

Б.А. исследовал проблему, которая получила в мемуарах широкое освещение, — по формулировке самого Витте, о «виновниках злосчастной войны». Профессиональный интерес исследователя к мемуарам подогревался еще и интересом современника к «недавнему прошлому». Он уделил такое внимание «Воспоминаниям» Витте, в частности, из-за осознания того, что «едва ли кому удастся с таким бесповоротным успехом» «так перетряхнуть отошедшую старую правящую Россию, как это сделал ее кровнейший сын».

В новаторской книге «Россия  Маньчжурии», а затем в первом и втором издании книги «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947; 1955) Б.А. впервые в исторической литературе исследовал вопрос об особом значении государственного вмешательства и государственного хозяйства в экономической политике Витте, а также роли в ней иностранного капитала. Б.А. показал, что для российских предпринимателей в связи с неосвоенными пространствами Сибири не было привлекательным связанное с риском проникновение на рынки Китая. Без государственной поддержки частная инициатива не могла там противостоять своим конкурентам. Б.А. рассмотрел экономическую экспансию на Дальний Восток как часть общей программы Витте модернизации промышленности с помощью мобилизации внутренних ресурсов и привлечения иностранных капиталов, как попытку с помощью государственной поддержки занять впрок место на этих рынках для развивающейся отечественной индустрии.

Успех новаторских работ Б.А. не предотвратил его включение органами ОГПУ в число тех историков, которые в конце 1929—начале 1930 г. были арестованы по так называемому «Академическому делу». По нему в Ленинграде, а также в Москве и других городах было арестовано более полутора сотен человек.

Согласно протоколам допросов, Б.А. изобличался «в том, что он являлся членом контрреволюционно-монархической организации, ставившей своей целью свержение Сов. власти и установление в СССР, путем склонения иностранных государств к вооруженному вмешательству — конституционно-монархического строя». Б.А. содержался в тюрьме 13 месяцев. Он говорил, что время, проведенное в Доме предварительного заключения, было самым тяжелым в его жизни. Угнетающе действовали не только полная изоляция, условия жизни, ночные изнурительные допросы, бесправие, абсолютная неясность, чем закончится следствие и каков будет приговор, угрозы расстрела. В феврале 1931 г. ему было сообщено о ничем формально не мотивированном постановлении «тройки» ОГПУ о заключении его в концлагерь сроком на 5 лет, и вскоре его этапировали на Север в систему концлагерей, созданных для строительства силами заключенных Беломоро-Балтийского судоходного канала.

15 августа 1933 г. он был досрочно «по зачету рабочих дней» освобожден из заключения по отбытии 3-х с половиной лет, с большим трудом получил разрешение жить в Ленинграде. Лишь через год после освобождения из концлагеря ему удалось получить паспорт на 3 года. Но основной проблемой стало отсутствие постоянной работы. Б.А. приходилось ограничиваться случайными заработками, и это продолжалось до 1941 г.

Правда, в марте 1937 г. произошло событие, ставшее одной из важнейших вех в научной биографии Б.А. и надолго связавшее его с ЛОИИ договорными отношениями, а в середине 1944 г. приведшее его в штат этого академического института. Б.Д.Греков привлек этого безработного ученого к работе над академическим изданием «Правды Русской», в частности, к составлению к ней историографических комментариев.

Одновременно ИИМК поручил Б.А. написание главы, посвященной характеристике быта и нравов, для первого тома фундаментальной истории русской культуры.

Прошло несколько месяцев и 30 ноября 1939 г. советские войска перешли финляндскую границу и началась советско-финляндская («зимняя») война. В этой связи Б.А. было предписано покинуть Ленинград и поселиться за 100 километровой зоной восточнее города («на 101 км»). Он выбрал рабочий поселок Окуловку, где продолжал работу над главой о быте и нравах домонгольского общества, которая стала перерастать в отдельную книгу. Советско-финляндская война 12 марта 1940 г. закончилась, и Б.А. с большим трудом удалось вернуться в родной город. Начиная с 1940 г. появилась в печати серия статей Б.А., в связи с чем можно полагать, что негласный запрет на появление в печати его имени в качестве автора был снят.

В 1940 г. Б.А. вел работу с издательским редактором над рукописью книги о русско-японской войне. Одновременно по совету Б.Д.Грекова и при поддержке Е.В.Тарле он решил представить ее к защите в качестве докторской диссертации. 22 февраля 1941 г. в Москве на заседании Ученого совета Института истории АН СССР состоялась защита его докторской диссертации «Русско-японская война  (экономика, политика, дипломатия). 1895—1905». Она прошла триумфально и завершилась присвоением ему докторской ученой степени, а 9 июля 1941 г., через две недели после нападения нацистской Германии на СССР, ИИМК принял Б.А. в свой штат. Очень скоро, в период ленинградской блокады, докторская степень и работа в академическом институте спасли ему жизнь. Б.А. минуло уже 52 года и он не подлежал призыву, а его жена в ее 44 года подлежала мобилизации как врач и вскоре начала службу в качестве хирурга на Ленинградском фронте. Самому Б.А. предписана была эвакуация как доктору наук в связи  с принятым решением о спасении «золотого фонда» — докторов наук. Так он 16 января 1942 г. оказался в Ташкенте, куда было эвакуировано Московское отделение ИИМК.

Вернулся Б.А. в Ленинград в начале сентября 1944 г. и стал работать в Ленинградском отделении Института истории АН СССР, а также на историческом факультете Ленинградского университета. После победы над Германией в мае 1945 г. в течение нескольких лет стали издаваться его труды, написанные еще до войны. Кроме того, Б.Д.Греков поручил Б.А. осуществить редактирование второго тома издания «Правды Русской», включающего историографические комментарии к этому памятнику, значительная часть которого была подготовлена им до войны. В 1947 г. вышли в свет две монографии Б.А., написанные тоже до войны, о которых шла речь выше.

Когда были изданы эти работы, Б.А. было поручено подготовить комментарии к Судебнику 1550 г., которые должны были войти в комментированное издание трех Судебников — также Судебника 1497 г. и 1589 г. Это издание трех Судебников вышло в свет в 1952 г.

Одновременно Б.А. готовил исправленное, расширенное и дополненное переиздание монографии «Очерки дипломатической истории русско-японской войны», вышедшей в 1955 г.

26 апреля 1957 г. постановлением Президиума Ленинградского городского суда Борис Александрович реабилитирован: постановление тройки ПП ОГПУ в ЛВО от 10 февраля 1931 г. в отношении его отменялось, дело было прекращено за отсутствием состава преступления.

Особая страница в творческой биографии Б.А. — воспитание пятерых ближайших учеников (Н.Е.Носова, Р.Ш.Ганелина, А.А.Фурсенко, Б.В.Ананьича и В.М.Панеяха). Первые трое защитили кандидатские диссертации при жизни своего учителя, остальные — вскоре после его кончины. Все они защитили затем и докторские диссертации. А.А.Фурсенко и Б.В.Ананьич были избраны в число академиков, а Р.Ш.Ганелин — в число членов-корреспондентов РАН.

Борис Александрович Романов скоропостижно скончался 18 июля 1957 г. в возрасте 68 лет. Похоронен на Богословском кладбище.

В.М.Панеях

НИАСПбИИ РАН. Ф. СПбИИ РАН. Оп. 2. Ч. I. Д. 64

Литература:

• Валк С.Н. Борис Александрович Романов // Исторические записки. Т. 62. С. 269—282.
• Лихачев Д.С. Борис Александрович Романов и его книга «Люди и нравы древней Руси» // Тр. Отд. Древнерус. литературы. Л., 1958. Т. 15. С. 486—495.
• Панеях В.М. Проблемы истории России эпохи феодализма в научном наследии Б.А.Романова // История СССР. 1989. № 1. С. 131—143.
• Фурсенко А.А. О жизненном пути Б.А.Романова // Вопросы истории. 1989. № 11. С. 155—162.
• Ганелин Р.Ш. Б.А.Романов — историк революционного движения в России // Проблемы социально-экономической истории России: к 100-летию со дня рождения Б.А.Романова. СПб., 1991. С. 41—53.
• Сербина К.Н. Из воспоминаний о Б.А.Романове // Там же. 54—56.
• Панеях В.М. Борис Александрович Романов: письма к друзьям и коллегам // Отечественная история. 1993. № 3. С. 125—154.
• Панеях В.М. Борис Александрович Романов (1889—1957): трудная судьба ученого // Новая и новейшая история. 1993. № 1. С. 171—194.
• Панеях В.М. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. СПб., 2000. 444 с. (Историко-филологический архив; вып. 5).
• Ананьич Б.В. Б.А.Романов и его труды по дальневосточной политике России // Санкт-Петербург—Китай. Три века контактов. СПб., 2006. С. 230—252.
• Екатерина Николаевна Кушева — Борис Александрович Романов. Переписка 1940—1957 годов /сост. В.М.Панеях. СПб., 2010. 479 с.

Основные труды

• Смердий конь и смерд (В летописи и Русской Правде) // Изв. Отделения русского языка и словесности. СПб., 1908. Т. XII, кН. 3. С. 18—35.
• Список трудов С.Ф.Платонова // Сергею Федоровичу Платонову ученики, друзья и почитатели: сб. статей. СПб., 1911. С. IX—XVII.
• Кризис англо-японских отношений [Рецензия] // Анналы. 1922. №. С. 289—293. Рец. на кн. Pooley A.M. Japan’s foreign policies. London, 1920.
• [Рецензия] // Дела и дни. 1922. Кн. 3. С. 219—235. Рец. на кн.: Шипов Д.Н. Воспоминания и думы о пережитом. М., 1918.
• Витте и концессия на р. Ялу. (Документальный комментарий к «Воспоминаниям» гр. С.Ю.Витте) // Сборник статей по русской истории, посвященный С.Ф.Платонову. Пгр., 1922. С. 452—459.
• Концессия на Ялу. К характеристике личной политики Николая II // Русское прошлое. 1923. Т. 1. С. 87—108.
• [Рецензия] // Книга и революция. 1923. № 11-12 (23-24). С. 50—52. Рец. на кн.: Граф С.Ю.Витте. Воспоминания. Царствование Николая II. 3-е изд. М.; Пгр., 1923. Т. I—II.
• Витте накануне русско-японской войны. (Документальный комментарий к «Воспоминаниям» гр. С.Ю.Витте) // Россия и Запад. Пгр., 1923. Вып. 1. С. 140—167.
• «Лихунчангский фонд». (Из истории русской империалистической политики на Дальнем Востоке) // Борьба классов. 1924. № 1-2. С. 77—126.
• [Рецензия] // Борьба классов. 1924. № 1-2. С. 338—343. Рец. на кн.: Граф. С.Ю.Витте. Воспоминания. Детство. Царствование Александра II и Александра III (1849—1894). Л., 1924. Т. III.
• Новые документы по истории последних лет [Рецензия] // Анналы. 1924. № 4. С. 323—329. Рец. на кн.: Красный архив. 1923. Т. 3; Т. 4.
• «Канун семнадцатого года». (Материал об октябрьских стачках 1916 г. в Петрограде) / Публ., вступ. ст. // Красная летопись. 1924. № 2. С. 202—210.
• Портсмут. Переписка С.Ю.Витте и других лиц / Публ., вступ. ст. // Красный архив. 1924. Т. 6. С. 3—47; Т. 7. С. 3—31.
• [Рецензия] // Былое. 1925. № 4 (32). С. 261—264. Рец. на кн.: Русско-японская война. Из дневников А.Н.Куропаткина и Н.П.Линевича. Л., 1925.
• [Рецензия] // Красная летопись. № 3 (14). С. 269—270. Рец. на кн.: Канун 1905 г. (Материалы к циклу докладов о первой русской революции). Л., 1925; 9 января (книга для чтения). Л.; М., 1925.
• 9-е января 1905 г. Доклады В.Н.Коковцова Николаю II / Публ., вступ. ст. // Красный архив. 1925. Т. 4—5 (11-12). С. 1—25.
• К характеристике Гапона. (Некоторые данные о забастовке на Путиловском заводе в 1905 году) / Публ., вступ. ст. // Красная летопись. 1925. № 2 (13). С. 37—48.
• Комиссия Коковцова и крупная буржуазия в 1905 г.: вступ. ст. // Рабочий вопрос в Комиссии В.Н.Коковцова в 1905 г. М., 1926. С. III—XIX.
• Безобразовский кружок летом 1904 г. / Публ., вступ. ст. // Красный архив. 1926. Т. 4 (17). С. 70—80.
• Доклад П.Л.Барка Николаю II о росписи доходов и расходов на 1917 г. / Публ., вступ. ст. // Красный архив. 1926. Т. 4 (17). С. 51—69.
• Финансовое положение России перед Октябрьской революцией / Публ., вступ. ст. // Красный архив. 1927. Т. 6(25). С. 3—33.
• Россия в Маньчжурии (1892—1906): Очерки по истории внешней политики самодержавия в эпоху империализма. Л., 1928. 605 с. Изд. пер. на англ., кит. и яп. яз.
• [Рецензия] // Исторический сборник. 1935. № 4. С. 296—306. Рец. на кн.: Ллойд-Джорж Д. Военные мемуары / Пер. с англ. И.Звавича; предисл. Ф.А.Ротштейна. М., 1934.
• Пресняков А.Е. Лекции по русской истории / Подгот. текста и примеч. М., 1938. Т. 1: Киевская Русь. 280 с.; Т. 2, вып. 1: Западная Русь и Литовско-русское государство. М., 1939. 248 с.
• Дипломатическое развязывание русско-японской войны 1904—1905 гг. // Исторические записки. 1940. Т. 8. С. 37—67.
• Элементы легенды в жалованной грамоте вел. кн. Олега Ивановича Рязанского Ольгову монастырю // Проблемы источниковедения. М.; Л., 1940. Сб. 3. С. 205—224.
• Комментарии [к ст. 1-11, 17, 19-27, 30, 33 Краткой правды; к ст. 1-8, 11-17, 23-32, 56-68, 78, 88-89, 110-121 Пространной Правды] // Правда Русская: учеб. пособие / Отв. ред. Б.Д.Греков. М.; Л., 1940. С. 35—89.
• Происхождение англо-японского договора 1902 года // Исторические записки. 1941. Т. 10. С. 40—65.
• Витте как дипломат (1895—1903 гг.) // Вестник Ленингр. ун-та. 1945. № 4—5. С. 150—172.
• Люди и нравы древней Руси (историко-бытовые очерки XI—XIII вв.). Л., 1947. 343 с.; То же. 2-е изд. М.; Л. 1966. 240 с.; 3-е изд. // От Корсуня до Калки: сборник. М. 1990. С. 255—470; 4-е изд. М., 2002. 24 с. (Памятники русской исторической мысли).
• Очерки дипломатической истории русско-японской войны. 1895—1907. М.; Л., 1947. 493 с.; 2-е изд. испр. и доп. М.; Л., 1955. 695 с.
• Судебник Ивана Грозного (По поводу исследования И.И.Смирнова) // Исторические записки. 1949. Т. 29. С. 200—235.
• Повесть временных лет: в 2 ч. Ч. 1: Текст и пер. / Пер. Д.С.Лихачева и Б.А.Романова / Под ред. В.П.Адриановой-Перетц. М.;., 1950. 405 с. (Лит. памятники)
• К вопросу о земельной политике Избранной рады (ст. 85 Судебника 1550 г.) // Исторические записки. 1951. Т. 38. С. 252—269.
• Судебник 1550 г. / Коммент. // Судебник XV—XVI веков: Законодательные памятники Русского централизованного государства XV—XVII веков / Под ред. Б.Д.Грекова. М.; Л., 1952. С. 181—340.
• Портсмутская мирная конференция // Исторические записки. 1954. Т. 46. С. 63—126.
• К вопросу о 15-ти рублевом максимуме в служилых кабалах XVI в. // Исторические записки. 1955. Т. 52. С. 325—335.
• Изыскания о русском сельском поселении эпохи феодализма. По поводу работ Н.Н.Воронина и С.Б.Веселовского // Вопросы экономики и классовых отношений в Русском государстве XII—XVII вв. М.; Л., 1960. С. 328—418.
• Сигизмунд Натанович Валк [Речь на 60-летнем юбилее С.Н.Валка] // Валк С.Н. Избранные труды по археографии. СПб., 1991. С. 327—333.

Ко Дню российской науки

Ко Дню российской науки

Ко Дню российской науки сотрудники СПбИИ РАН подготовили виртуальную выставку «Документы по истории науки и образования в России и Западной Европе в собрании Научно-исторического архива СПбИИ РАН (дипломы, свидетельства, аттестаты)». На выставке представлены дипломы университетов России (XIX–XX вв.) и Западной Европы (XVI–XVII вв.), а также грамоты и свидетельства, выданные российским ученым Академией наук и научными обществами. 

Северо-Восточная Азия и Россия во второй половине XIX — XX веке — международная научная конференция
Конференция:

Северо-Восточная Азия и Россия во второй половине XIX — XX веке — международная научная конференция

Долговременный проект научного сотрудничества «Северо-Восточная Азия и Россия в конце XIX – ХХ вв.», в рамках которого предполагается заключить трёхстороннее соглашение между Санкт-Петербургским институтом истории РАН, Национальным институтом истории Кореи и Факультетом истории Университета Корё (Сеул), включает и проведение одноименной международной научной конференции, которая состоится 18 июня 2019 г. В СПбИИ РАН в 14.00.

Романов Борис Александрович

(29.01(10.02).1889, С.-Петербург – 18.07.1957, Ленинград), д.и.н., профессор. Борис Александрович Романов родился 29 января (10 февраля) 1889 г. в семье профессора Института инженеров путей сообщения Александра Дементьевича Романова и  Марии Васильевны (урожденной Шатовой), школьного врача. По окончании с золотой медалью классической гимназии Императорского Человеколюбивого общества он в 1906 г. поступил в Петербургский университет на историческое отделение историко-филологического…

Памяти ученого

29 апреля состоялось заседание Ученого совета, посвященное 125-летию со дня рождения д. и. н. Бориса Александровича Романова. На заседании были заслушаны доклады:  чл.-корр. РАН Рафаила Шоломовича Ганелина «Б.А.Романов — историк международных отношений».  д.и.н. Виктора Моисеевича Панеяха «Борис Александрович Романов и Аркадий Лаврович Сидоров».  к.фил.н. Варвары Андреевны Ромодановской «„Люди“ Романова и „человек“ Лихачева».   Прозвучали выступления…